Среда, 01 декабря 2021 00:00
Оцените материал
(0 голосов)

АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО 

ВИКТОР ШЕНДРИК: «ПРИМИТЕ МЕНЯ РАЗНОГО»
(Виктор Шендрик, Колыбельная для… Стихотворения. –
Киев, Друкарский двор Олега Фёдорова, 2021)

От редакции: 19 сентября Виктор Шендрик, к нашему глубокому сожалению,
ушёл в мир иной, успев порадоваться этой рецензии…

Новая книга Виктора Шендрика представляется мне поступком не только эстетическим, но и гражданским. У поэта есть внутренний стержень, твёрдость убеждений, ответственность за свои действия, высокая нравственная требовательность к себе. Строчки у него – «не гнутся». Приведу ещё одну цитату, характерную для творчества Виктора. Он так говорит о своём герое: «У него что ни слово – кремень». Несложно догадаться, что в данном случае лирический герой равен автору книги. Шендрик освоил «науку держать удар». Внутренняя сила и убеждённость, присущие поэту, часто вызывают в нём «движение сопротивления», когда что-то не даёт осуществиться, мешает жить по-человечески. Стихи Шендрика отличаются здоровой бескомпромиссностью. Личное и общественное при этом Виктор не разделяет.

Хочу не слышать даже дальних взрывов.
И вот не обману –
Успеть увидеть хоть чуть-чуть счастливой
Хочу свою страну.

У пишущего человека часто возникает творческая дилемма: стоит ли писать стихи на социальную или гражданскую тематику или же это «низкий» жанр, недостойный кисти большого художника? Мне кажется, Виктор никогда не сомневался в необходимости такого творчества. Он вышел из народа, а наличие у него социальных и гражданских стихотворений недвусмысленно свидетельствуют о том, что он по-прежнему со своим народом. Помните, у Ахматовой: «Я была тогда с моим народом, / Там, где мой народ, к несчастью, был». Всё это можно сказать и о Викторе Шендрике. Близость к народу «проговаривается» у него и в просторечных выражениях, которые он широко использует в своей лирике.

Многие темы стихов Шендрика словно бы подсказаны ему творчеством Владимира Высоцкого. О великом барде сказано немало, однако его влияние на творчество наших современников исследовано недостаточно хорошо. А оно есть, и очень значительное. Говорю со знанием дела, поскольку испытал подобное влияние и на себе. Творчество Высоцкого явилось инициатором обращения многих людей к искусству. На мой взгляд, именно творчество великого барда подсказало Виктору Шендрику, что важно не замыкаться в каком-то одном жанре, а искать тематическое и стилистическое разнообразие. Шендрик пишет и лирику, и дворовые сюжеты, и гражданские стихи, и шуточные. Юмор у Виктора настоящий, качественный, заразительный. Публика смеётся до упаду. Шуточные стихи соседствует у поэта со стихами предельной жёсткости:

Мы, посчитав подачку за победу,
А за рассвет желанный – вспышку спички,
Мы, выйдя из вокзального буфета,
Трясёмся в отменённой электричке.

Мы – пленники фасовок и бутылок,
Радетели маёвок и парадов.
Мы не желаем строиться в затылок
И рвёмся во дворы военкоматов.

Отвоевав и с церковью, и с водкой,
Негаданно проснувшись палачами,
Мы обладаем памятью короткой,
В злопамятстве не спящие ночами.

Это голос совести народа. Именно такие стихи преобладают в новой книге Виктора Шендрика. Он затрагивает болевые точки нашего времени, и одна из них – проблема языка. Можно ли развивать один язык в ущерб другим, не «титульным», не государственным? Вот что говорит об этом поэт:

Армагеддона, верю я, не будет
Ни в центре, ни на дальнем хуторке,
Когда заговорят друг с другом люди
В стране на человечьем языке.

Книга Шендрика задумана так, чтобы представить его творчество в полном объёме. Для поэта неприемлем мир «горизонтально глядящих людей». Наоборот, в нём сильна жажда взлёта, готовность к поступку, а если нужно, и к подвигу. Шендрик – из племени «хулиганов». Помните, у Гафта: «Что за манера – сразу за наган, / Что за привычка – сразу на колени. / Ушёл из жизни Маяковский – хулиган, / Ушёл из жизни хулиган Есенин»? Хулиганство, по его собственному признанию, мешало Шендрику в юности, а теперь… прозвучит парадоксально – помогает ему, как в жизни, так и в поэзии. Виктор «знает цену куражу».

Мне достались и ум, и сила,
Двигай в гору, глаза не жмурь!
Но несла меня, заносила
Хулиганская моя дурь.

Заносила почти до краю
Да не сбрасывала едва.
И, обязан кому, не знаю,
Что цела ещё голова.

Пока другие испугались и молчат, Шендрик не лезет за словом в карман. Бывает времена, когда бесстрашие и нонконформизм важнее, чем молчаливое соглашательство. Помните у Маяковского его знаменитый посыл «Нате!»? Виктор Шендрик глубоко и творчески осмысливает наработки классиков, демонстрируя при этом в мощную энергетику слов. В приведённом ниже стихотворении это «нате» звучит у него как «вот вам»: что хотели – то и получили.

Вот вам время, которое лечит,
Вот безвременья чёрный провал.
Как давно не бывал я беспечным,
Я спокойным давно не бывал.

Я давно не бывал осторожным,
Не приемля ни в чём полумер.
Не сама ли зануда тревожность
На снегу начертила барьер?

И острей, справедливей, уместней
Отсчитать эти десять шагов,
Но по-прежнему песни, не перстни,
Я точу из злачёных оков.

Я теперь не терплю позолоты.
И всё так же не терпит рывка
Этот путь через долгие годы
К пониманью, что жизнь коротка.

Стихотворчество для Виктора Шендрика – ещё и самотерапия, способ обуздать себя, «улучшить» в себе человеческое: «И, чтобы унять себя, / Я буду писать стихи». О каких-то важных вещах поэт говорит иносказательно, используя принцип отстранения. Например, в стихотворении «Кромвель» он через образ английского политика и полководца, даёт некоторые черты собственного мировоззрения. В этом же ряду – и сказочный цикл поэта о драконах.

Многие стихи Виктора Шендрика положены на музыку и часто звучат на поэтических фестивалях. Я слышал песни на его стихи в живом исполнении барда Михаила Квасова. Мир, созданный Виктором, парадоксален. Лирический напор, энергия – и, в то же время, «колыбельные». Бог для Шендрика – в самом человеке. «Я и без Храма не был подлецом, / Святошею не стану и во храме», – твёрдо убеждён поэт. Он верит в лучшее будущее – как для себя, как и для родной страны.

Долог век у сошедших с холста,
Краток шаг от прозренья до боли.
И не так уж пуста пустота,
И не зря переполото поле.

«Колыбельная для…» – книга духовных исканий и обретений. Книга Шендрика полифонична, в ней отчётливо звучат и «я», и «мы». Человеческая позиция Шендрика мне очень близка, а его творчество напоминает мне воспетый Высоцким «бег иноходца». Открытая и искренняя, лирика Виктора пронизана особой человечностью. Она ценна гармоничностью чувств и мыслей поэта. Шендрику присущи хлёсткость и меткость фраз. Человек странен, подчас грешен, способен на непредсказуемые проступки. Он – пленник собственного характера. Но надо принимать его таким, каков он есть. Умение прощать – ключ к любви, поскольку другой человек, в свою очередь, простит тебе.

Не гните меня, ломкого,
Нельзя потакать властному,
Услышьте меня, звонкого,
Примите меня разного.
Воздайте мне здесь, здешнему,
Я большего не ищу.
Простите мне всё, грешному!
Простите!
А я прощу.

Прочитано 219 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования