Среда, 01 декабря 2021 00:00
Оцените материал
(0 голосов)

ЮРИЙ ШАДРИН
Павлодар, Казахстан

САМЫЙ СТРАШНЫЙ ЗВЕРЬ
рассказ

Ветхая хижина лесничего в тайге.

Крики молодожёнов кромсали лесную тишину. Между собой ругались Алексей и Наталья. Конфликт заключался в том, что Наталья, молодая и безумно красивая девушка, закончившая обучение на дизайнера интерьера в городском вузе, выходя замуж за Алексея, планировала создать семью и уехать в один из ближайших больших городов, где кипела жизнь и где она могла бы дать волю своему творчеству. Алексей же был тихим мужчиной, не любившим всю эту городскую суету, из числа тех немногих, кто мог общаться с природой на «ты». Новоиспечённая жена терпела два месяца, думала, что вскоре мужу надоест эта жизнь отшельника, но время шло, и все попытки переубеждения оказались тщетными. Их утро в очередной раз началось не с завтрака в постель, а с отстаивания своих убеждений.

Волчий вой неподалёку прервал ссору…

Кстати, опасность в виде диких зверей являлась основным аргументом Натальи в пользу переезда в город, но Алексей всякий раз убеждал её, что животные сами по себе не представляют опасности.

На этот раз леденящий душу вой стал роковым.

Наташа собрала вещи и настояла на том, чтобы Лёша отвёз её в город. Бороться с этим у него уже не было сил, он согласился, помог загрузить вещи в машину, и они отправились в путь. Дорога до города занимала около тридцати минут, но в этот раз длилась весь час. Алексей специально медленно ехал, словно надеясь на то, что любимая передумает и они заживут как прежде… Уже виднелся город, а в машине не прозвучало ни единого слова. Лишь звук работающего двигателя и изредка шипящее, как змей искуситель, радио нарушали покой.

Спустя час, тянувшийся целую вечность, пункт назначения был достигнут. Он помог выгрузить вещи из машины и ещё пятнадцать минут молча стоял, разглядывая её заплаканное лицо. Она тоже ждала одного общего выбора, но Лёша прекрасно понимал, что выбора будет два…

Один – её и второй – его.

Он развернулся и пошёл к машине. Только повернув ключ в замке зажигания, услышал с её стороны робкое, но горькое «я подаю на развод, даю тебе три дня, если передумаешь… Приезжай».

Она отвернулась, чтобы он не увидел, как слёзы рекой потекли из глаз, что были цвета той самой зелёной тайги, на которую он её променял.

В его душе бушевал пожар, а в голове правил холод. Он злобно ударил ногой в педаль газа и помчался домой, перед глазами мелькали деревья и разделительные полосы на дороге. Вдруг он будто проснулся и направил взгляд на дорогу, где стоял волк, тот самый, что стал точкой в его истории под названием семейная жизнь.

Алексей выжал тормоз, и ещё двенадцать с половиной метров резина его покрышек со свистом скользила по асфальту. Волк стоял, не колыхнувшись, точно демонстрируя свой стойкий нрав и бесстрашие.

Машина остановилась, за ней тянулся тормозной путь в виде двух чёрных полос. Взгляды волка и лесничего пересеклись, они оба были хозяевами этого леса, прекрасно зная как свои территории, так и владения оппонента. После короткого невербального общения с человеком волк отправился дальше, Алексей глубоко вздохнул, приведя себя в чувство, посмотрев в зеркала и убедившись в отсутствии других участников движения на дороге, продолжил путь домой.

Припарковав машину около крыльца, он глянул на домик, в голове чередовались мысли: «А может, она права?», «Три дня», «Семья», «Одиночество».

Он вошёл в дом и как обычно повесил связку ключей на немного погнутый гвоздик, торчащий из дверного косяка. Сегодня разуваться он не стал, это Наташа приучила его ходить по дому без обуви, но её там уже не было. Лёша и подумать не мог, что его и без того пустой дом может опустеть ещё сильнее.

К слову, в его доме никогда не было ни телевизора, ни компьютера, да и сотового телефона у него не имелось. Единственными потребителями энергии в доме являлись холодильник (куда же без него), лампочки и зарядное устройство для рации, которую ему выдали на работе. Работа лесничего подходила Лёше как никому другому, он был создан для неё. Уже в двенадцать лет он знал повадки всех диких обитателей тайги, в шестнадцать знал наизусть всё, что только можно было найти в городской библиотеке о флоре местных краёв.

До самого вечера он сидел на старом, потрёпанном диване, взгляд приковало ружьё, висящее на стене, доставшееся ему по наследству от дедушки. Алексей всегда брал ружьё на обход своих владений, но ни разу не применял его по назначению. Он всегда говорил, что зверь не представляет опасности, если не представлять опасности для него.

Но в глубине души он знал, что рано или поздно ему придётся воспользоваться оружием, ведь не зря говорят: «даже висящее на стене ружье когда-нибудь выстрелит».

Его раздумья прервал слабый сигнал, поступающий на рацию. Она частенько барахлила, но заменить её на новую он не решался, уж слишком многое было связано с этой рацией, и ни разу она его не подводила. Он встал с дивана и подошёл к подоконнику, на котором стояла рация, подключённая к зарядному устройству. Немного пошевелив тюнер переключения частот, он настроился на нужную волну. На том конце провода слышался голос мэра города – Степана Владимировича, которого он ненавидел.

Мэр тоже относился к Алёше без особой радости, у них были разные ценности в жизни. Степан Владимирович любил деньги и выписывал разрешения на охоту в тайге, находившейся в юрисдикции Алексея, а также закрывал глаза на многократные акты браконьерства.

Лёша же любил животных и ни за какие деньги не позволил бы их убивать, но власть есть власть.

– Леший… Приём… – так называл Алексея мэр города. – Леший, чёрт побери, выйди на связь, я же знаю, что ты слышишь.

– Да, Степан Владимирович, я вас слышу, приём, – нехотя ответил лесничий.

– Отлично, Леший! Завтра приедет уважаемый человек, разрешение у него есть, ты ему это… Места покажи… Где трофеев настрелять можно, ну… Чтобы понравилось ему всё, в общем, – мерзкий голос прокричал мерзкие слова.

– Не знаю я таких мест, пусть сам ищет, авось и потеряется в тайге… – злобно ответил Леший.

– Ты мне лапшу на уши не вешай, а не то мигом тебе замену найду, и пойдёшь ты не лес защищать, а навоз за коровами убирать, – намекая на свою высокую должность, а также коррупционные связи, с угрозой сказал мэр.

– Вас понял, конец связи, – сквозь зубы выдал Алексей.

– Вот и молодец… – не успел договорить представитель власти.

Алексей выключил рацию.

В ту ночь он так и не смог уснуть, в голове крутилось лишь «два дня», «два дня», «подумай», «приезжай»… Слышался нежный голос Натальи, словно она лежит рядом и шепчет на ухо, накручивая его волосы на палец. Ох, как она любила крутить ему волосы! Он становился похожим на кудрявого мальчишку, совершенно не соответствуя своему возрасту. Грусти добавляла мысль, что завтра приедет очередной мажор с живодёрскими наклонностями, которому он должен показать лучшие места для охоты. Немного подумав, он решил отвести «охотника» на поляну, где, если и будут животные, то сразу его увидят и скроются.

День закончился.

Утро следующего дня началось с пронзающего писка, доносившегося из динамика рации, он обозначал наличие входящего сигнала на одной из частот. Алексей поднялся с кровати и направился к рации, стоящей всё на том же подоконнике.

Его посетило чувство дежавю, так как из рации слышался всё тот же мерзкий голос.

– Леший, хватит спать! Артём Евгеньевич уже подъезжает! Приём… – прокричал мэр.

– Я вас услышал. Пусть подождёт снаружи, – ответил Алексей.

– Ты в своём уме? В каком смысле подож… – заверещал Степан Владимирович, но Лёша уже выключил рацию. Умываясь, он услышал гул двигателя машины, подъехавшей к дому.

– Ну вот и живодёр приехал, – сказал он вслух, глядя в зеркало.

Когда он вышел из дома, на крыльце уже стояли упитанный дядька и тощий паренёк, увешанный сумками. В руках он держал ружьё. Было ясно, что это прислужник.

– Здравствуй, дружище! – выдал Артём Евгеньевич и протянул руку.

– Начнём с того, что я вам не дружище и не друг. Я провожу вас в тайгу, а дальше наши пути расходятся… Своих забот хватает, ещё и с вами нянчиться, – резко ответил лесничий.

– Да, Степан Владимирович предупредил меня, что Леший у нас с характером, – посмеялся толстяк.

– Да, нас предупредили, – повторил его тощий, как ветка, прислужник.

– Вот и чудненько, – ответил Леший и закрыл дверь на ключ. – Выдвигаемся через полчаса, – добавил он и пошёл осмотреть окрестности, проверить направление и силу ветра, скорректировать дорогу, так сказать, «по ветру», дабы животные почуяли запах приближающихся людей и успели найти безопасное место.

Через полчаса Алексей и Артём отправились в тайгу, а прислужник остался охранять машину.

Лёша улыбался, глядя на то, как упитанный дядька, привыкший по щелчку пальцев получать всё, что пожелает, обливаясь собственным потом, уже пятый час бродит по тайге, снаряжённый большим рюкзаком с ружьём наперевес. За это время им не попался ни один зверь. Озлобленный Артём всю дорогу выговаривал лесничему за то, что он нарочно ведёт его в места, где нет зверя.

На что Лёша, продолжая улыбаться, отвечал: «А вы думали, охота это так легко? Это вам не мраморную говядину в ресторанах кушать».

От этого Артём Евгеньевич ещё больше злился.

За весь день в тайге не прогремело ни одного выстрела.

Вернулись они, когда стемнело. В душе Лёша ликовал, чего нельзя сказать об Артёме. Он наорал на прислужника, забрал у него телефон и начал кому-то звонить. Звонил он, конечно же, мэру, требовал вернуть деньги, потому что ожидаемый результат не был достигнут.

Но Лёша не слышал этого. Он зашёл в дом, оставив непрошеных гостей ночевать на улице.

Уставший и не выспавшийся из-за прошлой бессонной ночи, он сразу уснул, но и во сне ему слышался голос Натальи: «один день», «один», «вернись».

Сон прервали сильные и нервные стуки в дверь, за окном уже светало.

Отдёрнув засов, Лёша хотел дать в морду живодёру, но на пороге стоял мэр города. Спросонья Лёша не успел ничего понять, а мэр уже орал:

– Ты чем тут занимаешься? А!? Почему многоуважаемый Артём Евгеньевич звонит мне на телефон и сообщает, что слышит волчий вой, притом понятия не имея, где он находится?! Я тебя спрашиваю!

Алексей попытался объяснить, но Степан Владимирович не имел ни малейшего желания слушать его.

– Одевайся и на поиски, иначе живо с работы вылетишь в ближайший коровник! Сторожем!!! А если его волки съедят, я тебя тем же волкам скормлю, а потом сам их съем!! – в истерике продолжал кричать он на Алексея.

Быстро одевшись, взяв рацию и ружьё, настроив рацию на одну частоту с мэром, Леший выдвинулся в путь.

Он примерно знал, где находился упитанный и наглый дядька, ведь если волк выл, значит учуял чужого на своей территории.

Пока Лёша шёл в самую глубь тайги, думал он не об угрозах мэра, а о том, что ему сказала жена… Пока что ещё его жена. Его Наталья.

И вот он пересёк невидимую границу, теперь он был гостем, а не хозяином. Шаг его стал лёгким и неспешным, он осматривался и потихоньку шёл вперёд, словно пришёл к давнему другу на новоселье.

Раздался ружейный выстрел совсем неподалёку, птицы, мирно сидящие на кронах деревьев, взмыли в небо.

– Леший, что за выстрел!? Кто стрелял!? – послышался голос мэра из рации.

Лесничий уже со всех ног бежал на выстрел и не отвечал Степану Владимировичу. На бегу он доставал ружьё, свисающее из-за спины, и снова мелькнула мысль «рано или поздно выстрелит». И на бегу же он решил проверить, заряжено ли оно и, раскрыв ружьё, увидел, что оба патрона находятся на месте. Не успев защёлкнуть свою двустволку, он споткнулся о корень, торчащий из земли, и кувырками покатился вперёд, выронив ружьё. Он быстро поднялся и снова осмотрел ружьё: одного патрона не было. Лёша начал искать его в траве, мысли путались: «бежать на помощь с одним патроном», «найти второй, а вдруг промахнусь…».

И тут прозвучал второй выстрел.

Разум Алексея охладел, он сразу нашёл второй патрон, зарядил его и побежал дальше.

Время от времени в рации слышался голос мэра, который хотел знать, что происходит, но Лёша не отвечал. Впереди виднелся холм, заросший плотным кустарником, перед холмом, спиной к Лёше, стоял Артём, ружьё лежало рядом.

– Артём! Артём! С тобой всё нормально? Что за выстрелы?

Артём повернулся к Лешему и с улыбкой во все тридцать два зуба сказал, что всё замечательно, что он исполнил свою мечту.

Подойдя ближе, Алексей остолбенел…

В руках у Артёма было два мёртвых волчонка, ещё совсем маленьких, а рядом, истекая кровью, лежала волчица, изредка вдыхая воздух из последних сил, и очень тихо скулила. Леший видел в её залитых слезами глазах желание умереть до того, как она увидит смерть своих волчат.

– Ты что наделал, ублюдок!? – сорвался Алексей

– Да ладно тебе, я за это деньги заплатил, считай, купил, считай, они мои, зато какие чучела получатся! Коллеги обзавидуются! – продолжал радоваться Артём.

Алексей хотел накинуться на него и набить морду, но вдруг услышал хруст ветки справа.

Присмотревшись, он заметил в зарослях волка и маленького волчонка рядом с ним. Того самого соседа и оппонента и, как оказалось, отца и мужа… Теперь уже вдовца, убитого горем.

Волк некоторое время смотрел на бездыханные тела членов своей семьи, после чего громко и протяжно начал выть, волчонок подвывал. Словно они провожали убитых родных в лучшие места.

Рация передавала голос взволнованного мэра…

«Я слышу зверя! Он рядом с вами? Ответь мне, чёрт тебя дери!!!

– Леший… Стреляй в него, пока он стоит, – шепнул напуганный Артём.

Волк перестал выть и, не издавая не единого звука, начал идти навстречу.

Волчонок остался в зарослях.

Волк подошёл на расстояние двух метров и остановился.

– Стреляй, чего ты ждёшь? – продолжал шептать Артём.

Взгляды волка и лесничего пересеклись, они оба не смогли защитить то, что им было так дорого.

– Убей зверя!! – крикнул Артём.

Волк зарычал, показав яростный оскал, и присел, чтобы напасть…

Лесную тишину пронзил выстрел, эхом отозвавшийся в глубине тайги.

– Леший! Приём! Леший! Отзовись! Зверь мёртв? – орал по рации местный представитель власти.

– Приём… да… мёртв… Второй на прицеле… Им больше нечего бояться… – еле слышно прозвучал голос Лешего из рации.

– Второй?… Есть ещё один? Им? Кому им? Леший! Что у вас, чёрт побери, происходит? – в недоумении продолжал орать мэр, но рация уже молчала.

Лёша сидел возле убитого им самого страшного зверя – в человеческом обличье, а рядом лежали тела невинных животных.

Третий день подходил к концу.

Где-то далеко, в городе, Наталья ждала ответа Алексея, надеясь, что он передумает и вернётся к ней в город, к людям.

А он сидел на земле, в лесу. Напротив стоял волк, к которому прижался волчонок, испугавшийся выстрела.

– Ступай, теперь это твоя тайга, я свой выбор сделал… – сказал лесничий волку.

Волк толкнул волчонка носом и сам пошёл вслед за ним.

Раздался второй выстрел.

По тайге разнёсся громкий и протяжный вой волка и волчонка…

Из тайги никто не вернулся.

Прочитано 199 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

 



Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования